Какие прозвища есть в футболе. Часть 1

20 Май 2011

Немного околофутбольностей. Прозвища и клички в футболе такое же обычное дело, как обмен футболками после игры. Только размах этой деятельсноти куда шире. О том, кого и как называют в футболе, в нашем подборе «псевдонимов»!

«Странный вы народ, блатные, – рассуждал Глеб Жеглов, – ни имен, ни фамилий, одни кликухи поганые». Футболисты хоть и далеки от криминала (как правило), но без кличек у них тоже не обходится. Придумывают их как благодарные зрители, так и наблюдательные товарищи по команде. Клички бывают разные, в данной статье мы попытаемся рассмотреть как можно большее количество их видов, ну и самих прозвищ.

Клички бывают всего лишь нескольких видов, когда в качестве источника выступают имя или фамилия, внешние данные и свойства, характеристики, а также степень величия объекта. Если говорить о повседневной жизни, то первым видом кличек удобнее всего пользоваться в быту (это различные Серые и т.д.), вторыми – дразниться (то есть, опять же польза ощутима), а вот третья группа применяется в основном по отношению к личностям, выходящим из ряда вон, то есть спортсменам, музыкантам и так далее. Конечно, можно называть своего начальника Феноменом или Императором, но подобным образом подхалимаж проявляется редко. Гораздо чаще начальники получают прозвища по первым двум пунктам и именуются так лишь в неудобных курилках и близлежащих пивных.

Но мы не говорим о такой пакости, как отношения между начальством и подчиненством, мы все больше о спорте, ну и о футболе для начала (кличкам боксеров мы тоже как-нибудь уделим внимание, тем более, что там все это поставлено серьезно, прозвище фигурирует в досье каждого профессионала в одном ряду с количеством боев и нокаутов).

Шева на Ребруху

Наиболее короткими, емкими и, как правило, не обидными кличками наделяют друг друга сами футболисты, ибо им эти самые прозвища очень нужны в их работе. Не кричать же через все поле «Сергей Николаевич, не соблаговолите ли вы навесить…». Гораздо проще что-то типа «Заяц, дай» или «Бобер, домой». Безусловно, сокращенные имена используются еще чаще, но и прозвищ, образованных на основе фамилий в футбольном мире предостаточно. Шева, Ребруха, Гусь, Калина, Шиша, Назар – все это реально существующие прозвища лучших футболистов нашей страны, которые можно услышать не только на трибунах, но и в послематчевых интервью. По той же системе своих кумиров принято называть и у наших болельщиков, видимо, тоже для удобства и сокращения числа издаваемых звуков. Не придумывают наши фанаты напыщенных кличек вроде «убийцы с лицом младенца» или даже простенького «философа». Может быть, убийц и философов на наших полях маловато? Скорее меньше фантазии. Впрочем, наиболее пышные прозвища западных звезд изобретены тамошними акулами пера, которые и свободой слова обладают куда большей, и повернуты немного на этом деле.

Простые клички за рубежом даются реже, а точнее, не так часто они идут в ход. Можно вспомнить Клинси – Юргена Клинсманна, Тото – Сальваторе Скиллачи, Бати-гола – Габриэля Батистуту и, к примеру, Зизу – Зинедина Зидана. Конечно, никто не мешал называть Эрика Кантона Канто, о таком прозвище тоже существуют упоминания, но в целом, даже к простому уменьшительно-ласкательному прозвищу там подходят с большей выдумкой, может быть, так кажется, оттого, что доходят до нас наиболее удачные примеры, вроде Woody для защитника Вудгейта – и по фамилии и не без задней мысли.

Их профессура готова к бою

Гораздо интереснее клички, применяемые не на рабочем месте (то есть, поле), а на «шпальках» газет. Здесь, правда, бросается в глаза некоторая шаблонность, дублируемость и повторяемость. Одних только профессоров, дьяволов, императоров, королей и царей в мировом футболе было и есть огромное количество. Профессором называли хорватского плеймейкера Алешу Асановича (а еще иногда Горящим Локтем, за умение долбануть соперника этой частью тела), итальянского тренера Фабио Капелло, суперзвезду шведского футбола середины прошлого столетия Гуннара Грена и это далеко не полный список. Ничего удивительного в этом прозвище нет, как еще называть человека, управляющего игрой, держащего все ее нити в своих руках?

Еще больше бегает по полям мира коронованных особ. Тут вспоминается очень подходящая для прощальных матчей песня «Виват, Король». «Ты так играл», трам-пам-пам, «народ тебя короновал»… Помазание футбольных королей действительно осуществлял народ и одни только имена всех этих королей, царей, императоров, принцев звучат для уха болельщика любимой мелодией. Король футбола (O Rei) Пеле, Кайзер Франц Беккенбауэр, Король Эрик Кантона, Король Кенни Далглиш, Король Кевин Киган, Король Отто Рехагель, Цари Шевченко, Мостовой и Верховод (синьор Пьетро также именовался Руссо – ибо по отчеству он Иванович, а является сыном советского военнопленного, убежавшего из итальянского фашистского лагеря, участвовавшего в итальянском Сопротивлении, ну и разумно оставшегося после войны на Апеннинском полуострове), Император Адриано, Принц Энцо Франческоли (Principe), Принц Фернандо Редондо, Принц Рима Джузеппе Джаннини, Маленький Принц Даниэль Браво, Маленький Принц Рубен Соса (Principito) – расставляйте в том порядке, какой вам нравится. Иногда у королей футбола и фамилия была соответствующей. В частности звезда харьковского футбола 60-х Николай Королев, центрфорвард и бомбардир, какую он мог получить кличку? Как в песне Булата Окуджавы «ребята уважали очень Леньку (в нашем случае Кольку) Королева и присвоили ему званье короля».

При дворе этих футбольных королей есть и просто особы дворянского звания – Бароны Франко Каузио и Нильс Лидхольм. Имеется и военный люд – Генерал Ринус Михелс, блистательный голландский тренер. Полковник Валерий Лобановский (специализированный сайт футбольных кличек обозвал Валерия Васильевича так – Pukovnik, когда же эти «иностранчеги» за «великий и могучий» возьмутся?). Galloping Major, то есть, неудержимым майором называли Ференца Пушкаша, который и в самом деле покинул родную Венгрию в этом звании. На вопрос, почему, собственно, галопирующий великий нападающий отвечал так – это единственное, что я умею делать по военной части. Маршалом иногда называли Фабрицио Раванелли, за благородную седину, надо полагать. Есть и не продвинувшиеся в плане званий Маленький Солдат Анжело ди Ливио (Soldatino) и аргентинский Воин (Guerrero) Даниэль Пассарелла. Впрочем, это не тот случай, когда не мечтающий стать генералом солдат может считаться плохим. Отдельный вариант: прозвище полузащитника знаменитой сборной Голландии 70-х Вима ван Ханегема – слово Hobbler словарь переводит и как конюх, и как кавалерист. Пожалуй, невероятно универсальному Виму подходят оба определения.

Эхо войны

Военную тему можно продолжить обилием различных бомбардиров, киллеров и матадоров. Такие клички, обычно, получают нападающие-забивалы, действительно немного напоминающие палачей, в том плане, что именно им по долгу службы чаще приходится наносить завершающий удар. За океаном все, как правило, сводится к слову Матадор, то есть, убийца. Таким прозвищем наделялись Марио Кемпес – лучший бомбардир ЧМ-78, Марсело Салас – чилийский форвард, не так давно блестяще выступавший в Европе, мексиканец Луис Эрнандес, которого можно было увидеть и запомнить на чемпионатах мира во Франции и Японо-Корее. Великого Герда Мюллера называли Бомбардиром Нации, ну а английское слово bomber можно перевести и как бомбардировщик, и как бомбометатель, то есть, бомбист. А легенду Милана шведского центрфорварда Гуннара Нордаля называли Канониром, хотя в лондонском Арсенале он никогда не играл. По-итальянски Cannoniere, а по-английски звучит еще лучше Gunnar – Gunner. 210 голов в 257 матчах за Милан – это был настоящий Gunner.

Далее следуют непосредственно орудия убийства. Тут вспоминается Фашист их кинофильма «Брат-2», перечисляющий свой арсенал. Пушкой американцы называли своего Эрика Винальду, а более знаменитого Павла Недведа в Италии именовали Cannone Ceco, то есть, Чешской Пушкой. А окажись Паша на старости лет в наших краях и никуда ему не деться от «превед-медведа». Почему-то Винтовкой прозвали уругвайского нападающего Вальтера Пандиани – с таким именем можно было бы и получить прозвище пистолет. Эквадорец Эдуардо Уртадо удостоился прозвища Танк, ну а бразильский нападающий Сонни Андерсон был Pistolero, то есть, стрелком.

Популярное прозвище «убийца с лицом младенца» (Baby-faced Assassin) продолжает носить самый яркий пример (если говорить именно о детских чертах) – норвежец Оле-Гуннар Солськьяер (или Сульшер). Также точно именуют мексиканского боксера Марко Антонио Барреру, у которого, конечно, больше акцент стоит на ассассиновости. А американского футболиста Джэка Татема именуют просто ассассином без всяких младенцев.

Если размышлять над английским вариантом прозвища, то можно обратить внимание на усиление – не просто киллер, а ассассин (иранский убийца-фанатик почти 1000-летней давности, собственно, мало чем отличающийся от современных шахидов – тот же рецепт: гашиш плюс религия). Кстати, ассассином с лицом младенца на Западе часто называли и нашего Андрея Шевченко. Не без оснований, в общем-то.

Заканчивая с убийцами как в форме, так и без оной приведем прозвище сербского футболиста Деяна Петковича – Рэмбо. Эрик Кантона как-то в интервью назвал журналисту в качестве кумира поэта Артюра Рембо, а незадачливая акула пера подумала, что речь идет о герое Сильвестра Сталлоне. Эрик был очень недоволен. Ну а в случае с Деяном, видимо, имеется в виду безумная киногорилла.

Гражданский журналист Антон Лазарев славится своим человеческим, искренним отношением к народу.

 

Категория: Досуг, Фан-зона, Юмор

Нет Комментариев