Футболист — президент. Джордж Веа

23 Май 2011

Черный континент подарил миру немало замечательных футболистов, но либериец Джордж Веа, пожалуй, соответствует определению «самый-самый». Мистер Джордж был первым из неевропейских игроков удостоен «Золотого мяча». В том же году Веа стал лучшим футболистом Африки, оставив позади камерунца Роже Милла и ганца Абеди Пеле. Завершив карьеру, прославленный нападающий сделался успешным политиком: на президентских выборах в Либерии он вышел во второй круг, но в итоге уступил Эллен Джонсон-Серлиф, первой в истории Африки женщине-президенту.

Немного о Либерии-родине Веа. Уникальность небольшого государства на западном побережье Африки в том, что Либерия никогда не была колонией. Ее создали негры, бывшие рабы с американских плантаций. Освободившись, они переправились на родину предков – в Африку, где основали собственную страну Либерию – от слова liberty(свобода). Столицу назвали Монровией в честь тогдашнего президента США, конституцию списали с американской. Эксперимент трудно назвать удачным.  Вчерашние рабы переняли привычки бывших хозяев и стали относиться к местным жителям как к людям второго сорта. Аборигены тоже были не в восторге от приезда чужаков, похожих на них внешне, но иных по менталитету. Противоречия между местными и пришлыми сохраняются более двухсот лет и иногда перерастают в гражданские войны.

Джордж Веа относится к исконным жителям Либерии, правда, его родители принадлежали к разным племенам. Семья будущей звезды была многодетной, помимо Веа, в ней воспитывалось еще 14 детей. Воспитывалось – это для красного словца. Родители работали, а дети были предоставлены сами себе. Дорджем, например, занималась бабушка Эмма, которая и приобщила его к футболу.

В 15 лет юный форвард дебютировал в заштатной команде «Янг Сервайверз» и помог ей подняться во второй дивизион. Тут о  нем узнала Либерия, благо страна невелика. Джордж принял приглашение «Майти Бароле», где играли собратья- аборигены. Но затем «Инвисибл Илевен», клуб мигрантов, сумел переманить молодого нападающего. Джордж потом долго получал письма с угрозами.

Это плюс нищета ускорили отъезд за рубеж.  Веа принял приглашение камерунского «Тоннера», который даже на фоне самой богатой либерийской команды виделся суперклубом. В чемпионате Камеруна Джордж показал себя очень умным и мастеровитым форвардом. Джордж умел делать с мячом все что угодно, на высокой скорости и при это не смотря себе на ноги. Удар Веа- сильный, хлесткий и при этом с едва заметным размахом – был сущей пыткой для вратарей. Французский тренер Клод Леруа рекомендовал Веа своему хорошему приятелю Арсену Венгеру, в ту пору только зарабатывавшему авторитет в «Монако».

Судьбоносный шаг в карьере Веа. Венгер сумел сделать из талантливого африканца нападающего мирового класса. Научил Джорджа участвовать в обороне, не передерживать мяч, точно отдавать. И во французском чемпионате Веа засветился.

Четыре года длилось сотрудничество Венгера и Веа. А потом Джордж принял предложение набиравшего вес «ПСЖ».Три сезона в Париже были яркими и успешными – чемпионский титул, два Кубка Франции. Но сам Мистер Джордж не чувствовал себя счастливым. В Париже ему было некомфортно. Расово озабоченный придурки освистывали, а то и оскробляли нападающего, полицейские отчего-то в видели в нем наркодилера, доставая постоянными проверками, а тут еще конфликт с тренером Артуром Жорже.

И вот, когда Веа находился на пике карьеры и в высшей точке душевного дискомфорта, поступили приглашение от «Милана». Летом 1995 года Веа переходит к «россонери», где и соберет урожай индивидуальных трофеев.

Миланский отрезок карьеры оказался неоднозначным. Во многом из-за самого «Милана», шагнувшего в смутные времена.С одной стороны, либериец был столь же техничен и напорист, как и во Франции, испытание более сложной Серией А африканец прошел успешно. Но при этом тренеры не всегда были им довольны. Особенно невзлюбил Веа Альберто Дзаккерони. Покупка в 1999 году Шевченко стала сигналом: пора уходить.

Веа перебрался в Англию. В «Арсенал» Венгер его не позвал- может быть, обиделся за переход в «ПСЖ». Подписал контракт с «Челси». Но игра не пошла. Не сложились отношения и с «Манчестер Сити». Вернулся во Францию, где пытался заиграть в «Марселе». Увы, африканские нападающие не относятся к числу долгожителей. Веа играл до 37 лет, но последние четыре года уже доигрывал. Завершив карьеру, подался в политику, чтобы помочь своей родине. Едва не стал президентом Либерии. Может, еще станет. 45 лет- не возраст для политика.


 


Нет Комментариев