Дэвид Бекхэм. Из другой галактики

28 Октябрь 2011

Когда американцы чем-то разочарованы, на кого-то злы или просто хотят громко выразить свое неодобрение вами, они, как известно, издают такой звук: «Бу-у-у-у!» Потренируйтесь дома перед зеркалом, если хотите научиться изливать на окружающих желчь как настоящий янки. Но обязательно растяните «у» — это очень важно. Простым «бу», с укороченным гласным звуком, американцы друг дружку пугают.
Если же они хотят показать вам, что вы им по вкусу, или одобряют какие-то ваши действия, или просто жизнь у них настолько удалась, что не грех поделиться с вами накопившимся позитивом, то они самовыразятся более понятно — похлопают. Или крикнут: «Йей!»
А вот что янки станут делать, когда их разрывают противоречия? Когда две разные эмоции борются в душе за первенство? Когда хочется и побубукать, и похлопать одновременно? В России эту проблему решить непросто. Достоевский об этом целые романы писал, и в них все без исключения персонажи только и занимаются тем, что рвут на себе рубашки. Американцы поступают проще — бубукают и хлопают одновременно.


Не возьмусь утверждать, что так происходит всегда. Но во время, как минимум, одного выездного матча футбольного клуба «Лос-Анджелес Гэлакси» было так. В тот самый момент, когда диктор на стадионе торжественно объявил: «Номер 23 — полузащитник Дэвид Бекхэм». Местная футбольно-озабоченная общественность (а дело было в Вашингтоне) начала яростно хлопать, радостно кричать: «Йей» и возмущенно бубукать. В едином, неудержимом порыве. Здравствуй, чертов Бекхэм, как же мы тебя, гада, любим!

Человек-миссия
А с чего бы его не любить? Бекхэм приехал в Америку миссионером, паладином, глашатаем революции. Очередным поднимателем футбольной целины, если угодно. Его статус игрока «Галактики» был абсолютно вторичен. Фанаты соперника не могли относиться к нему просто как к человеку в неправильном цвете одежды. Он приехал делать их любимый вид спорта популярным в Штатах. К черту миссионеров — он приехал мессией! Ему вручили гору денег, «под него» наняли главным тренером Руда Гуллита, его отправили в любимый им и женой Голливуд (вот уж на драфт Бекса точно не выставили бы) — все для того, чтобы человек втащил американскую лигу в газетно-новостное пространство.
Команда третьего дивизиона «Харрисбург Сити-Айлендерз» как-то раз попала в одну сетку Кубка США с «Гэлакси», причем должна была играть возможный матч с калифорнийцами дома. Хозяева клуба дико обрадовались и тут же начали продавать билеты на «матч Бекхэма». И плевать на то, что скромным «Островитянам» надо было еще пробиться через два раунда Кубка, что казалось маловероятным. Билеты все равно продавались по доллару штука, и болельщики покупали их в качестве сувенира: «как я мог увидеть, но не увидел Бекхэма».
Время на месте не стоит. За те пять лет, что прошли с тех пор, случалось всякое. Бекхэм часто травмировался и не показывал того уровня игры, который оправдал бы такой ажиотаж. Его жена быстро всем надоела, а приобретать в США известность «человека, женившегося на певице из группы «Девки с перцем», Бексу было не к лицу. Партнер по команде Лэндон Донован написал книжку, в которой очень неприятно высказался о кумире планеты. Гуллит нынче — и вовсе в Чечне.
Остались прежними лишь две вещи: 1) соккер в Штатах до сих пор мало кому интересен; 2) Бекхэма по-прежнему обожают фанаты. Постаревший, переболевший, переведенный на старости лет в центр полузащиты, где мы не привыкли его видеть, Бекхэм — все еще мегазвезда. Даже для Америки. А поскольку футбольные фанаты в США — люди настолько же серьезные, насколько и безобидные, в нынешнем приеме Дэвида на чужих стадионах ничего удивительного нет. Фанатам нравится
После игры в Вашингтоне весь десяток журналистов завалился в гостевую раздевалку и… остался стоять там, перетаптываясь с ноги на ногу. Журналист американский, латиноамериканский, огромный корреспондент с Ямайки, кто-то еще — все остановились как вкопанные и даже не сделали попытки подойти к вдумчиво переодевавшимся игрокам «Гэлакси». Ждали Бекхэма. Тот был в душе. Ожидалось, что выйдет. Остаться в душе совсем Дэвиду было никак нельзя: рано или поздно пришлось бы вытереться, надеть свежую рубашку и дуть в Лондон — на свадьбу принца Уильяма. И журналисты ждали своего часа.
— Какие перемены произошли с тех пор, как вы появились в Америке? — задал я вопрос Бекхэму, когда он все-таки помылся и кое-чем прикрыл свое обильно татуированное тело.
Для меня лично? Я стал старше. А так — ничего особенного. Все еще люблю футбол, по-прежнему хочу играть. Вот когда все это уйдет, буду точно знать, что пришло время заканчивать.
— Когда вы приехали, то много говорили о «долгоиграющих» планах развития футбола в США — о футбольной академии, росте лиги. У вас еще есть желание что-то делать в этом направлении или все свелось к победе в чемпионате?
— Моя главная задача — конечно же, выиграть. Относительно планов — они всегда касались роста футбола в стране, и мне кажется, что за эти четыре года мы многое сделали для этого. Чем я и горжусь.
— И вы видите примеры того, как футбол растет в США?
— Да, конечно. Две недели назад мы играли домашний матч под страшным дождем. Это самый сильный ливень на моей памяти. Стадион был забит до отказа. И это — в Лос-Анджелесе. Да и сегодня в Вашингтоне сколько было народу. Это о многом говорит. Посмотрите, сколько новых команд в лиге в последнее время, какие сюда пришли игроки. Взять того же Тьерри Анри. Это здорово помогает и поднимает уровень и статус лиги.
Да, рост футбола в Америке — дело постепенное и поэтапное. Перескочить через пару сотен ступенек, подписав Бекхэма, лига не сумела, и наверняка ее капиталовложение будет рассмотрено историей как неоправданное. Но фанатам уж точно нравится. Судейство не комментирую, но…
На 12-й минуте матча у поклонников вашингтонского «Ди-Си Юнайтед» возникла первая причина восторженно заохать. Бекхэм пошел исполнять угловой с правого от вратаря флажка. Подавал, конечно же, с правой ноги, а это значило, что мяч будет закручен «вовнутрь» — в сторону ворот. Все это знали, все были готовы, но умная правая нога Дэвида все равно подкрутила мяч таким манером, что пересечься с ним в полете имела шанс только голова партнера по команде Майка Маги. Голову свою Маги, находившийся на линии вратарской площади, послушно подставил, и мяч, благодарно о нее стукнувшись, влетел в ворота. Как наказал ему великий Дэвид.
Центр полузащиты — не вполне понятное место для Бекхэма. Во-первых, это подразумевает слишком много беготни, что не видится благотворным для его стареющего тела. Во-вторых, это изымает из игры одно из лучших оружий Дэвида — навесы с флангов. Но главный тренер «Галактики» Брюс Арена знает, что делает. Опытный Бекхэм умело контролирует ход игры в центре, помогает команде подолгу владеть мячом, мастерски забрасывает передачи за шиворот защитникам. Одну такую он сделал и в Вашингтоне, через несколько минут после гола, но партнер на правом фланге, кому Бекс и адресовал длинный пас, засмотрелся и чуть-чуть не успел.
Сам Бекхэм после матча утверждал, что играть в центре ему нравится. Начинать атаки и держать мяч — такие диспетчерские функции Дэвид мог безнаказанно получить только в Штатах. Но не все устраивает великого англичанина.
В первом тайме он столкнулся с кем-то из соперников и заработал желтую карточку, при том что остаток матча доигрывал с расползающимся по носку красным пятном. Но это были пустяки, царапина. Куда больнее Бекхэма ударило решение судьи назначить пенальти в ворота «Галактики» на последних секундах матча. Форвард хозяев очень грамотно «нырнул» в штрафной, и судья попал под силу актерского обаяния. Вашингтонцы сравняли счет и обидели Дэвида.

— Я разочарован и возмущен, — бушевал англичанин в раздевалке. — Ужасное, возмутительное решение судьи. Какой же это пенальти?! Это совершенно не пенальти! Даже мой шестилетний сын это знает… Я вижу, вы смеетесь, но это правда. Я вам обещаю, если бы мой шестилетний сын судил этот матч, он никогда не дал бы пенальти в этой ситуации. Тут если уж что и давать, так только желтую карточку за симуляцию.

— Вы судите по европейским меркам. Может быть, в Америке все по-другому?

— Это нигде не пенальти. Это не пенальти, даже когда дети гоняют мяч в парке. К сожалению, с нами такое случается довольно часто. Очень надеюсь, что ситуация улучшится. А то ведь портят нашу игру…
Здоровье не подводит
Американские судьи достали английскую звезду уже очень давно. Многие из них, видимо, — простые деревенские ребята, искренне считающие футбол мужественным видом спорта и не вполне умеющие реагировать на симулянтов, которых хватает и в местной лиге. Латинская Америка ведь неподалеку.
Но вот на что Дэвиду грех жаловаться в этом году, так это на здоровье. Впервые после подписания своегомегаконтракта Бекхэм начал предсезонную подготовку вместе с командой. Давно пора — сезон-то в Штатах у него последний.

— На данном этапе вашей карьеры что вас мотивирует?
Выиграть как можно больше матчей, попасть в плей-офф и, будем надеяться, стать чемпионами. А что еще? Игрок хочет победить в каждой игре, в которой он принимает участие.
— Есть ли шанс, что мы еще увидим вас в форме сборной Англии?
— Я обожаю играть за свою страну, говорю это от всего сердца. Если я достаточно хорошо это делаю и если тренер считает, что я могу помочь, то, конечно же, сыграл бы еще… Кто знает.
— Это ваш последний сезон в Америке. Что потом?
— Посмотрим. Многое будет зависеть от моего тела — как оно скажет, так и сделаем. Я уже староват, и после прошлогодней травмы телу пришлось долго восстанавливаться. Сейчас я в полном порядке и получаю удовольствие от футбола. Но что будет потом…
— Как вам сотрудничается с Донованом в этом году?
— Очень хорошо. Я всегда люблю играть с хорошими партнерами.
— В последние сезоны вас все время что-то отвлекало — то травма, то аренда в «Милан» и связанные с ней сложности. На этот раз начинаете в спокойной атмосфере.
— Что здорово, конечно же. Начать сезон вместе со всеми, с предсезонных матчей, быть полностью готовым — это все отлично. Но у меня и раньше не было проблем с партнерами, даже когда я приходил в команду по ходу сезона, после травм и аренды. Я знаю, что про трудности часто говорят в прессе, но никаких сложностей не было.
— Но говорят все-таки часто. Тем более что это ваш последний сезон, и теперь еще рассуждают о том, оправдали вы ожидания или нет.
— Меня это нисколько не интересует. Что бы люди ни говорили… Не скажу, что я не слушаю критику — слушаю, но она меня никак не задевает. Я люблю играть в футбол и буду доволен, если смогу посмотреть в зеркало и сказать себе: «Я сегодня хорошо поработал». Это и есть то, о чем я беспокоюсь. Я хочу иметь возможность гордиться своей игрой и быть важной частью команды.

Задать столько вопросов Бекхэму — это уже было что-то вроде рекорда, и под конец пресс-атташе «Галактики» недобро дышал в спину мне и горстке коллег. Впрочем, Дэвид, выдав шедевр про своего сына, дальше налегал на политкорректные определения. Да, он скорее всего уедет из Штатов по истечении контракта. Может быть, даже чемпионом («Галактика» в данный момент — одна из лучших команд лиги). Он уедет из Америки, не оставив того следа, на который рассчитывали футбольные круги страны. Футбол после Бекхэма останется тем же наполнителем нерейтингового времени на кабельных каналах, каким был и до него. Но чувство легитимности, которое он привнес в лигу МЛС, перспективы заманивания новых звезд на унавоженную Бексом почву, в конце концов, воспоминания и эмоции фанатов (путь даже и тех чудаков, что истратили по доллару за нематч «Гаррисбург» — «Лос-Анджелес») — все это рано или поздно будет оценено. Возможно даже — как первые шаги на пути к футбольному прорыву Америки.

Категория: Досуг, Игроки

Нет Комментариев